» «Наша амазонка». Соавтору самого знаменитого вина «Массандры» исполняется 95 лет

«Наша амазонка». Соавтору самого знаменитого вина «Массандры» исполняется 95 лет

«Наша амазонка». Соавтору самого знаменитого вина «Массандры» исполняется 95 лет
Знаменитому виноделу Крыма, соавтору самого известного вина «Массандры» – «Муската белого Красного камня» Инге Аркадьевне Голокоз 1 сентября исполняется 95 лет.
Жительница Гурзуфа Инга Аркадьевна Голокоз отработала в «Массандре» с 1944 по 1998 годы, ее общий стаж работы составляет почти 55 лет. Она обладатель девяти правительственных медалей, награждена орденом «Знак Почёта», юбилейной Ленинской медалью, серебряной медалью ВДНХ, имеет многочисленные знаки отличия, Золотую медаль князя Льва Сергеевича Голицына. В историю отечественного виноделия Инна Аркадьевна вошла как соавтор самого известного вина «Массандры» – «Муската белого Красного камня».
«Умей властвовать над собой» – это был и есть главный лозунг Инги Аркадьевны, которую судьба испытывала на прочность с детских лет.
Мама Инги умерла, когда ей было 3 года. Когда ей исполнилось 14, умерли один за другим дед, отец, бабушка, жила «в людях» у тётки. В годы войны она окончила Краснодарский институт, получив специальность инженера-технолога винодельческой промышленности. С 1944 по 1998 гг. работала виноделом в «Ай-Гурзуфе»-«Артеке»-«Гурзуфе».
В 1946 г. главный винодел комбината «Массандра» А.А.Егоров приготовил свой знаменитый «Мускат белый Красного Камня». Но если ему принадлежит честь создания марки, то всю последующую славу напитка добывала Инга Аркадьевна Голокоз.
Егоров называл её «нашей амазонкой» или «крымской розой». Подарив Инге свою книгу «Солнце в бокале», всемирно известный винодел надписал её так: «Всегда считал Вас самой способной ученицей, которая закрепила славу Массандровских мускатов. Ваш друг Егоров А.» А в 2005 г. Инга Аркадьевна, необыкновенно талантливый летописец, и сама издала книгу «Память сердца».

ЦИТАТЫ ИНГИ ГОЛОКОЗ
«Я твёрдо усвоила – надо отдавать рождению вина не только силу, надо любить нашу сухую, каменистую, крымскую землю. Егоров учил любить так своё дело, чтобы не допустить в вине, как в хорошей музыке, ни одной фальшивой ноты. Никогда не гнал со сбором винограда, не требовал только вал. И мы, кончая виноделие в начале ноября, рождали уникумы десертных вин. Мы знали: кремнезём даст вину нежность, глина – мягкость, известняк – огонь»
***
Какое это было счастье – рождать вино, и в первую очередь мускат! Когда на подвал потоком поступали золотые, янтарные, тёмно-синие с пруиновым пушком полновесные гроздья, напоённые жарким солнцем. А после дробления, настоя, подогрева – превращались в бурлящее, пенистое, живое, благоухающее сусло. Надо было уловить момент, чтобы укротить его нарастающую ярость, охладить его пыл и превратить в полное чувство земли и неба вино, с ароматом цитрусовых садов, чайной розы, чернослива, эвкалипта, айвы. Сделать этот напиток сказкой, где слёзы сосен нашей крымской яйлы, дыхание моря и лавандовых полей, звон цикад: где быль и явь, сплетаясь, зовут радоваться жизни!
***
Иногда в жизни у людей совсем непримечательных родятся дети – гении. Так и в вине не проценты компонентов его рождают, его родители солнце, почва, море, влага, ветер, руки, взрастившие виноград, и руки, дающие жизнь вину.... Люди должны вино слушать, понимать, чувствовать… Создавая это чудо, я всегда пела и всем новорожденнымдавала свои имена: «Дух земли», «Гимн Аю-Дага», «Дар Геры», «Поцелуй солнца», «Осень женщины».
***
Всегда, возвращаясь из отпуска или из командировки, едва завидев огромную сгорбленную спину Аю-Дага, я не мола удержаться от крика: «Здравствуй, Миша! Я, твоя дочь, я вернулась! И так рада тебя видеть!».. .В чём я ни минуту не сомневаюсь, так это в том, что он всегда знал все мои мысли, чаяния, надежды. Что-то при этом одобряя, а к чему-то относясь с порицанием. Это я всегда чувствовала. Вот почему, когда мне нужно было в каком-то из своих поступков или намерений утвердиться или наоборот – отбросить, я садилась в машину (а водить её начала в 50 лет) и ехала к горе. Не могу сказать, сколь долго продолжались подобные свидания – на часы я не смотрела – знаю только, что беспокойство проходило, и домой я возвращалась с ясной головой и сложившимися убеждениями.
***
Теперь я только слушаю звуки моего завода. Ведь мой дом находится тут, рядом. И как только начинается сезон – выхожу в сад, сажусь и слушаю, как работают дробилки, перемалывая виноград, гудят моторы мешалок, перемешивающих мезгу, смотрю издали, как странспортёров в бункера ссыпаются гребни и выжимка… Конечно, мне ещё больно, ещё снится кабинет, журналы, дегустационный зал, запах молодого сусла. Это всё такое родное, необходимое мне, как лекарство. Многие мои соратницы давным-давно уже забыли, где они когда-то работали и что переживали. А я до сих пор живу теми победами «Массандры», которые нам удалось завоевать, теми неприятностями, сложностями, удачами, чёрными и белыми полосами.

Использован материал Елены Головановой
Назад
  • Просмотры: 1101
  • Комментарии: 0

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

---